Интервью Председателя Третейского суда при РСПП Российской бизнес-газете: «Третейский процесс пошел»


Третейский процесс пошел —
Бизнес предпочитает альтернативное разрешение споров

 

Любовь Агеева, председатель Третейского суда при РСПП

В 2011 году в юридическом мире произошел ряд событий, оказавших существенное влияние на дальнейшую деятельность в сфере альтернативного разрешения споров. Тенденции изменений представляются в общем положительными, так как по многим вопросам, решения которых были неоднозначными, если не сказать взаимоисключающими, появилась правовая определенность и четкие разъяснения.

— Приведите пример, пожалуйста!

— Так, в давней полемике относительно наличия или отсутствия заключенного между сторонами третейского соглашения, складывается стабильная практика, согласно которой при решении данного вопроса особое внимание следует уделять действиям сторон в третейском разбирательстве по конкретному делу. А именно: представлению ответчиком позиции по существу спора, предъявлению встречного иска, направлению своих представителей для участия в рассмотрении спора и пр.

Наличие указанных обстоятельств свидетельствует о заключении третейского соглашения конклюдентными действиями. Подобный подход является разумным, он обеспечивает защиту стороны третейского разбирательства от действий недобросовестного оппонента, который, используя различные методы, пытается избежать исполнения вынесенного не в его пользу решения.

Важно, что эта практика складывается именно при применении норм ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», т.е. при рассмотрении внутренних споров (поскольку Закон «О международном коммерческом арбитраже» содержит норму о возможности заключения арбитражного соглашения путем предъявления иска и представлением отзыва на него). Таким образом, третейское сообщество идет по верному пути гармонизации законодательства о третейских судах и о международном коммерческом арбитраже через правоприменение и толкование.

Что касается широко обсуждаемого постановления Конституционного суда Российской Федерации от 26.05.2011 N 10-П, — этот документ, безусловно, является важным, поскольку он устанавливает, что законоположения, допускающие рассмотрение третейскими судами споров относительно недвижимости, не противоречат Конституции РФ. Тем самым закреплен важный принцип недопустимости ограничения воли сторон на заключение третейского соглашения и рассмотрения широкого спектра гражданско-правовых споров в том третейском суде, о котором они договорились.

Вместе с тем важным показателем является не только данное Конституционным судом РФ истолкование, но и фактическое его применение на практике. В этой связи сам Конституционный суд РФ неоднократно высказывал обеспокоенность неисполнением его решений судами.

— А что изменилось непосредственно в деятельности Третейского суда при РСПП за минувший год?

— В 2011 году Третейский суд при РСПП сделал существенный рывок. По сравнению с 2010 годом количество рассматриваемых дел увеличилось в шесть раз. При этом технические и кадровые ресурсы Третейского суда позволяют ему и в будущем увеличивать количество рассматриваемых исков.

Важным событием в жизни Третейского суда при РСПП стало утверждение в апреле 2011 года Арбитражного регламента, который определяет процедуру рассмотрения Третейским судом споров с участием компаний, зарегистрированных за пределами РФ, и иные споры с иностранным элементом. Регламент содержит целый ряд новелл, делающих процедуру третейского разбирательства максимально гибкой и удобной для сторон. В частности, Арбитражным регламентом предусмотрена возможность рассмотрения в рамках одного третейского дела спора, возникшего в связи с правоотношением, которое затрагивает более чем один договор, а также установлено право стороны третейского разбирательства при условии соблюдения требований Арбитражного регламента привлекать к участию в деле соистцов или соответчиков. Документ уже находит практическое применение, и при рассмотрении одного из дел «с иностранным элементом», переданного в Третейский суд при РСПП, применяются положения Арбитражного регламента, а также Закона «О международном коммерческом арбитраже».

— А какие споры уже сейчас рассматривает Третейский суд при РСПП?

— Правовой анализ споров в 2011 году показал, что на разрешение Третейского суда передавались споры в связи с разногласиями по договорам поставки, договорам на выполнение проектных и изыскательских работ, по договорам возмездного оказания услуг, по договорам строительного подряда, по смешанным договорам.

Причина возникновения споров по договорам поставки, как правило, связана с невыполнением условий о сроках поставки, недопоставкой товаров.

Хотелось бы обратить внимание на некоторые отдельные правовые аспекты при разрешении спора третейским судом. Так, должники (ответчики по делу) в возражениях на иски о взыскании неустойки по договору зачастую просят Третейский суд применить ст. 333 ГК РФ и уменьшить размер неустойки, определенный договором. Третейский суд не вправе по собственной инициативе изменять условия договора, согласованные сторонами, так же как не вправе определить за стороны тот или иной способ защиты права. Основания изменения договора закреплены в законе. При наличии на момент рассмотрения спора заключенного договора, в котором сторонами согласован в том числе размер неустойки, суд не вправе изменить установленный сторонами размер.

Долгожданным событием стало принятие 22 декабря 2011 года Пленумом ВАС РФ постановления N 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации». Содержащиеся в данном постановлении разъяснения внесли существенную ясность при рассмотрении судами (в том числе третейскими) вопроса о снижении неустойки.

В частности, установлено, казалось бы, на первый взгляд очевидное условие о том, что применение ст. 333 ГК РФ возможно только, если об этом сторона спора заявляет. Кроме того, данное ходатайство должно подкрепляться и соответствующими доказательствами. При этом в целях избежания разночтений ВАС РФ обоснованно очерчивает круг допустимых доказательств несоразмерности неустойки последствиям неисполнения обязательств. Например, доводы должников о необходимости применения ст. 333 ГК РФ в связи с ненадлежащим исполнением встречных обязательств контрагентом по договору не свидетельствует о такой несоразмерности.

Примененное ВАС РФ расширительное системное толкование статей 2 и 333 ГК РФ — безусловно будет способствовать стабильности и предсказуемости правоотношений, т.к. раньше встречались прецеденты, когда неснижение третейским судом неустойки рассматривалось арбитражными судами как основание для отмены решения, в то время, как сторона третейского разбирательства вообще не заявляла об этом на стадии третейского разбирательства.

Стоит отметить, что в целом указанное постановление направлено на защиту интересов добросовестных участников хозяйственных отношений и безусловно будет способствовать развитию предпринимательства и созданию благоприятного инвестиционного климата.

— Удается ли примирить стороны?

— В Регламенте Третейского суда при РСПП закреплена норма о том, что Третейский суд принимает меры для примирения сторон, содействует им в урегулировании спора. Статистика свидетельствует о том, что 20% рассмотренных Третейским судом споров завершено заключением мировых соглашений, что, на мой взгляд, является очень хорошим показателем.

— А с какими трудностями приходится сталкиваться?

— Определенные опасения вызваны довольно резкими заявлениями некоторых представителей власти о необходимости упразднения всех третейских судов, которые созданы при различных организациях, и созданию третейских судов только при системе торгово-промышленных палат. На наш взгляд, подобные заявления не имеют под собой какого-то логического обоснования, а их реализация ограничит в правах организации, которые заключают третейские соглашения о рассмотрении своих споров в третейских судах, которым они доверяют. Ведь в любой сфере деятельности должны существовать альтернатива и право выбора, и третейское разбирательство — не исключение.

С одной стороны, понятно и обоснованно стремление государства свести к минимуму злоупотребления, допускаемые некоторыми лжесудами при рассмотрении споров. С другой стороны, подобную борьбу необходимо вести неадминистративным способом воздействия. Даже если предположить, что идея об оставлении третейских судов только при ТПП найдет воплощение, то останутся суды ad hoc, при помощи которых те же недобросовестные компании будут добиваться принятия угодных им решений.

Помимо госрегулирования следует применять методы саморегулирования. Государству в лице судебной власти и третейским судам с прозрачной репутацией необходимо выстраивать партнерские отношения, т.к. цели их деятельности одни и те же. Необходимо вести списки неблагонадежных третейских судов, доводить соответствующую информацию до сведения участников хозяйственной деятельности, исключать такие суды и организации, при которых они образованы из профессиональных объединений. При таком подходе сомнительные суды рано или поздно не выдержат конкуренции.

А вот действенным административным средством могло бы стать принятие мер, направленных на запрет по созданию третейских судов с громкими наименованиями, совсем не отражающими суть их деятельности и никак не связанными с названиями организаций, при которых они созданы. К сожалению, несмотря на требования п. 2 ст. 3 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», по смыслу которого третейские суды создаются и действуют при юридических лицах, их учредивших, на сегодняшний день такая практика широко распространена, что приводит к введению сторон, заключающих третейское соглашение, в заблуждение. 

Источник: Российская газета

Яндекс.Метрика